http://s9.uploads.ru/t/GwXCr.gif
Tommy Flanagan

Полное имя, возраст и дата рождения: Alastor Moody / Аластор Муди
03.01.1926; 49;

Принадлежность героя: Хогвартс, Гриффиндор'44; ММ; Прирожденный аврор; Начальник оперативного отдела.

Информация о герое:
  Как рассказывала Аластору мать, Селена, родился он в лазарете Аврората, куда её спешно доставили из кабинета мужа, Тибольда, к которому она решила заглянуть буквально на минутку и занести ужин, поскольку тот работал над планированием срочной операции оперативного отдела, в коем и служил. И надо же было случится именно так, что в это самое время маленькому Аластору приспичило появиться на свет, а поскольку упёртостью  и дотошностью характера, как выяснилось несколько позже, он превзошел даже своего отца, которого все окружающие считали самым упёртым и дотошным человеком в мире, событие это было неотвратимо и безотлагательно. Из больницы Святого Мунго был вызван опытный, в подобного рода вопросах, колдомедик и попутно разъясняя чете Муди, сколь глубоко заблуждаются они в вопросах наилучшего места для проведения последних недель беременности, он благополучно способствовал появлению нового представителя этой династии Авроров, ведь и Селена работала в Аврорате, в прочем как и родители обоих супругов, и родители их родителей… . Случилось же сие радостное событие 3го января 1926го года, в те самые новогодние дни, когда нормальные люди, не то что не собираются выходить на работу, но и даже думать о ней считают неприличным. Так что, можно сказать, что карьеру Аврора наш герой начал крайне рано, фактически с момента рождения.
  Первые 4 года жизни Аластор провёл в доме семьи Муди, расположенном в пригороде Абердина (Шотландия), при этом в основном с ним нянчился его дед по материнской линии, Аргон Крайтон, Аврор на заслуженном отдыхе, так как на семейном совете, прошедшем еще до рождения младшего Муди, было решено, что родители должны продолжать несение службы невзирая на это предвиденное и несомненно радостное событие. Дед не чаявший души в своём единственном внуке, однако не баловал его и с раннего детства занялся подготовкой оного к будущей службе на благо магического сообщества, а в том, что Аластору уготовано именно такое будущее была нерушимо уверена вся семья.
  В мае 1930го года Аргон умер от сердечного приступа и проводив его в чертоги Авалона,  не видя другого приемлемого выхода из сложившихся обстоятельств, чета Муди вместе с отпрыском переехала в магический Лондон, в предоставленную Министерством Магии служебную квартиру, брать ребёнка с собой на работу было невозможно, а потому, в те периоды времени, пока родители выполняли свои служебные обязанности, они доверяли воспитание и опеку Аластора друзьям семьи Муди, кои практически поголовно являлись Аврорами, кто действующими, а кто и на пенсии. Потому обучение будущей профессии для юного Муди продолжилось практически без перерыва обусловленного смертью деда и многие заклинания, помогающие в несение службы Аврора, так же как и многие слова, он узнал гораздо раньше, чем другие дети. Но как заведено, нет худа без добра, мальчик рос умным, ответственным, сильным, дисциплинированным и крайне сообразительным, что в последствии не единожды помогло ему .
  Годы летели и находящийся в гуще событий «Аврор» незаметно, но необратимо, дорос до поры поступления Хогвартс, куда и был отравлен в 1937ом году. История умалчивает: от тяжести ли ,впервые столь долгого, расставания, или же от облегчения так тяжко вздыхали его родители на перроне платформы 9 и ¾, достоверно известно лишь то, что ни одна слезинка не пролилась ни со стороны провожающих, ни со стороны отъезжающего, ведь всем известно, что в излишней сентиментальности, никто из семейства Муди, никогда не был замечен. Распределительная шляпа, ни минуты не колеблясь, распределила Аластора в студенты Гриффиндора, чем немало порадовала его родителей, подтвердив тем самым, что у мальчика выработана правильная жизненная позиция непримиримого борца за правое дело.
  День рождения 1941го года навсегда врезался в память Аластора: обычно сдержанные родители выплеснули на него, казалось бы, всю накопившуюся за годы нежность, как много позже он думал, они предчувствовали беду и подспудно знали, что это последний праздник проведённый вместе. В феврале того же года Тибольд Муди отбыл в ряды регулярной армии, на передовую, вызвавшись добровольцем, а февраль 1942го принёс известие о том, что он пропал без вести, смерть его по сей день так и не подтверждена, а потому он и по ныне числится в списках пропавших. Это известие больно ударило по Аластору, а по его матери Селене оно прокатилось как горный обвал по альпийскому лугу, и в марте 42го она слегла с тяжелым недомоганием, при этом не забыв настрого запретить сыну прекращать учёбу. Будучи достойным сыном своих родителей Муди младший не смел ослушаться матери и увидел её лишь на летних каникулах, с отличаем сдав СОВы, всё лето он провёл ухаживая за ней и убеждая что отец жив, а пропасть без вести он мог по миллиону причин и что рано терять надежду, но к сожалению это не принесло плодов и утром 15го августа 1942го года Селена Муди не открыла своих глаз, что бы увидеть рассвет этого погожего дня.
  На 6-ой курс Хогвартса Аластор Муди приехал уже сиротой, за одно лето повзрослевшим, а кто-то даже считает, что и сразу состарившимся. О положении дел в его семье знал только преподавательский состав, своих сокурсников он не счёл нужным ставить в известность и учителя не делали этого, прислушавшись к его просьбе. Министерство Магии взяло его на обеспечение, выплачивая пособие за пропавшего отца и безвременно ушедшую мать, которые отдали свои жизни на службу обществу. Жизнь продолжалась, он старательно учился и не менее старательно делал вид, что в его семье полный порядок. Где то на периферии его сознания были пьянки старшекурсников, игры в шахматы с Томом Риддлом, учившемся на 1 курс младше, на факультете Слизерина, школьные слухи и проделки,новогодние праздники и беды других учащихся. Лишь случившееся с Миртл Фиппс встряхнуло его, оставив неприятный осадок после себя, даже несмотря на то, что ведший дело Аврор оказался ему знаком и в неформальном разговоре уверял, что всё прояснилось, Аластор не уверился в том, что всё было сделано правильно и после ещё долго копал в этом направлении, придя к выводу, что к инциденту как то причастны Риддл и компания, но так и не сумев подтвердить это.
  Сдав с отличаем экзамены в 1944ем году Муди незамедлительно завербовался в армию и уже через месяц после окончания Хогвартса был отправлен в военную учебку, а через пол года, окончив её сержантом, на фронт.

Красив Арденский лес осеннею порой,
Кружась ложится жёлтый лист на землю,
Кристальным звоном плещется родник
Ломая первый лёд непрочный после ночи.
А я сижу не жив и не убит,
Под дубом многократно меня старше
И зажимаю крови ток из раны,
И враг мой рядышком сидит,
Но он уже убит, я был проворнее.
Красив…

  Ардэнская операция, в которой маги активно, хоть и не очень успешно , поддерживали магловские войска закончилась для Аластора первым шрамом, большим, багровым рубцом на левой скуле, оказалось, что магловские пули жалят куда как не хуже чёрномагических заклятий. Потом было ранение в живот, госпиталь, награда и возвращение на фронт. А за ними ещё и ещё, и ещё, и так до самого конца, конца этой страшной войны. Нет, не до победы над Гриндевальдом, после которой, как многие штатские думают, всё кончилось, а до конца: до переброски на японские острова, в поддержку янки, до ядерных взрывов в Хиросиме и Нагасаки, от накатившей с моря взрывной волны которых Муди едва успел укрыться за бруствером и то, только лишь потому, что споткнулся на бегу, и упал за него, до пленения императорского магического двора Японии, именно в этой последней операции он лишился ноги, так теперь и валяется ошмёток Аласторовской плоти на Японских островах, оторванный метким заклинанием, а сам Муди сработал  по накатанному сценарию: ранение, госпиталь, награда, возвращение…… 
  Возвращение домой, потому как казавшаяся бесконечной война всё же закончилась. Февраль 1946го года Аластор встретил на Лондонском вокзале, красуясь немалой коллекцией шрамов и наград, в чине ворнет-офицера 1-го класса, а уже через неделю, сняв небольшую комнатушку и устроившись на первое время, он обивал пороги Министерства Магии, пытаясь выцарапать место в академии, куда его как калеку не хотели брать, а он не мог и подумать о другом пути для себя. Мерлин знает, что оказалось весомей, длинный и безупречный перечень предков Авроров, или непоколебимость и упорство доставшееся по наследству Муди младшему от Муди старшего, или же просто Моргана улыбнулась ореноносному калеке, но ему пошли на встречу и вновь началась упорная учёба.
Три с лишкой года минули в заботах о наведении порядка и рейдах по злачным местам Магического Лондона потому какв виду недостатка личного состава учащихся пермонентно задействовали в ежедневной работе, а к концу 1949го, наконец то получив официальную аттестацию новый слуга закона влился в ряды Авроров, ритмично постукивая протезом о мостовую, Аластор Муди, молодой, крайне перспективный, по отзывам преподавателей, оперативник. Продолжатель, надо признать достойный, традиций своего рода.
  Скучать было некогда, работа кипела, а Авроров катастрофически не хватало, море людское бурлило, не желая успокаиваться, даже по прошествии стольких лет, после окончания войны и с завидной регулярностью вспенивалось очередным наплывом отщепенцев, прохиндеев и ловкачей всех мастей. Жизнь, во всём своём разнообразии, поглотила Аластора и незаметно летящие годы неспешно приносили плоды, он заработал репутацию непримиримого борца с преступностью и колоссальный авторитет, правда при взгляде на его лицо теперь каждый мог с уверенностью сказать, «жизнь его изрядно потрепала», а враги перешептывались, что трепала она его «исключительно еблом о мостовую», но да это Муди не беспокоило. Школьные друзья подались кто куда, кого-то он потерял из виду, кого-то упрятал за решетку, потому как закон суров, но это закон, а дружба не освобождает от ответственности. Временами , в стремлении отдохнуть от повседневной суеты, Аластор заезжал в Хогвартс, Побеседовать с профессором Дамблдором, о днях войны за рюмкой наливки и как бы ненароком заглянуть к Минерве, подарить очередную коробку конфет, правда посидеть и поговорить с ней у Муди толком не получалось, никогда не лазавший за словом в карман, в её присутствии он от чего то терялся и краснел, не находя тем для беседы, но всё же, не прекращал к ней захаживать, при случае.
  В конце 58го Аластор наткнулся на фамилию Риддл, в оперативных сводках, но на тот момент не предал этому значения, о чём в последствии сожалел, в свете развернувшихся событий. Ближе к середине шестидесятых всё завертелось, земля потихоньку стала уходить из под ног, столь знакомая фамилия, а с ней и ещё ряд не менее знакомых, запестрели в сводках аналитиков и разведки, оперативники знали обладателей этих фамилий в лицо, но выпускать эту кашу из козанка было не с руки высокому начальству и потому всё это скрывалось от общественности, а умные дяди в больших кабинетах начали лихорадочно искать решение сложившейся ситуации. К тому времени и сам Муди уже был не новичком, а вес высших эшелонах вполне позволял ему  быть в курсе и иметь влияние на принимаемые решения, вот только проблема не хотела решаться.
  С начала семидесятых, маховик событий стал крутиться быстрее, подминая под себя нерасторопных как со стороны теперь уже не Риддла, а Волдеморта, так и со стороны Авроров и мирных граждан, что ещё страшнее. Визиты в Хогвартс стали реже, но продуктивнее, Общение с профессором Дамблором плавно переместилось в русло нынешней ситуации в магическом Лондоне, да и с Минервой удавалось поговорить более внятно, пусть и об этих треклятых Риддлопоклонниках, но всё же внятно, Муди стал питать надежду, что когда-нибудь сможет подобрать правильные слова  и взяв себя в руки поговорить с Мини о другом, совсем другом…
  Последний год  уже больше походил на войну, но очень странную, все, всё знали, но при этом героически пытались всё ото всех скрыть, деятельность Пожирателей Смерти, так они теперь стали себя именовать колебалась от мелкого пакостничества до крупно масштабного террора, а этот ублюдок Лестрейндж выгораживал в судах всю эту шайку, чтоб его Дементр поцеловал. Правда и Аврорат не сидел без дела, кое кого всё же удалось прищучить, а некоторых и прикончить ,в операциях, на месте, жаль только столько хороших ребят потеряли, а новых пока воспитаешь ….

  «Орден мать его Феникса, да что эти малолетки ещё удумали, лучше бы эти недоавроры со старшими советоваться научились… борцы, их матушку, за свободу Фарабундо Марти!!!»
  Ещё одна головная боль свалилась на Муди, хорошо хоть, что он первым о них пронюхал, хотелось бы надеяться что первым. Надо присмотреться и брать в оборот, к такому решению Аластор пришёл крайне быстро, жёсткое время требует жёстких мер, раз они решили влезть в эту мясорубку, то надо хоть постараться, чтобы не отдали Мерлину душу зазря. Да и у профессора надо как то ненавязчиво выяснить не в курсе ли он, что это за «цыплята» феникса, а то зная его любовь к этим птицам чую не с проста такое название пафасное возникло…

- Нет у аврора сердца!
Нет и не должно быть! Мы не сердцу служим, а закону.

  Параноик - жизнь ни когда не делала ему скидок и чувство опасности буквально пропитало Муди развив в нём с возрастом колоссальную мнительность и воспитав недоверие к ближнему своему, он никогда не ест в незнакомых местах если они вызывают в нём хоть малейшее сомнение, да и вообще старается питаться собственноручно приготовленной едой из заранее проверенных и перепроверенных им продуктов, купленных у проверенных им же людей, причём этих людей достаточно много и закупает продукты он по крайне сложно и кажущейся посторонним хаотичной системе, дабы избежать риска отравления недоброжелателями. Подозрителен ко ВСЕМ, полученную информацию всегда многократно перепроверяет через независимые источники и перекрёстные опросы. Имеет собственную картотеку не только на врагов но и на друзей, да и вообще на всех на кого возможно. Порой не доверяет даже себе. Окружает своё жилище всеми доступными охранными, сигнальными, ловчими и даже атакующими чарами, Схемы, никому не доверяя разрабатывает сам, в чём крайне преуспел, да и "карту минного поля" изменяет с завидной регулярностью и тщательностью, не брезгует в мерах безопасности наработками маглов.

  Резок, порой до крайности. В общении, частенько говорит не лицеприятную правду собеседнику, совершенно не заботясь о его чувствах, что в прочем не мешает ему быть преданным другом и надёжным товарищем. Является гордым обладателем крайне не мелодичного смеха, больше всего похожего на слитые во едино: скрип, глухой ночью, давно не смазывавшейся двери и отчаянный взвыв кота, этой самой дверью придавленного, который не стесняется демонстрировать окружающим при любом удобном случае. Крайне требователен к подченённым, да и вообще к людям его окружающим, но и сам вывернется на изнанку дабы выполнить свои обязательства. Пожалуй единственным оправданием, от подведшего его человека, будет только его смерть и то не факт.

Дополнительные детали:
Чистота крови: чистокровный (аврорами бывают только маги, а все Муди были аврорами);
Волшебная палочка: Перо Феникса, ясень, 14 дюймов. Носит в посохе, частенько пользуется не извлекая из посоха;
Навыки: Параноик. Патронус - манул. Окклюменция - высокий уровень. Тройкой владеет. Прекрасный боевой маг, дуэлянт. Знаком с магловским оружием. Аппарирует в любом состоянии. Хорошая физическая подготовка. Бытовые чары. Школьный курс. Кулинар. Винокур. Волынщик. Тактик. Шахматист. Знаток крепких алкогольных напитков. Хороший зельевар. Навыки первой медицинской помощи. Психолог, иногда психологическая ломка. Маскировка, разведка, слежка, конспирация, организация боевых операций, инструктор, организатор занятий и разработчик методистских материалов для студентов Авроров, рукопашный бой.
Имущество: Родовое поместье в Шотландии, маяк на острове Эйлин-Мор (Винокурня и винный погреб, остров используется как тренировочная база для "цыплят", место отдохновения, ну и конечно же память о дедушке). скромный счет в банке;
Артефакты: сундук, на который наложено заклинание незримого расширения, состоящим из 7 отделений; фляга, на которую наложено заклинание незримого расширения, внешне 0,5л на самом деле 7л. Доставшийся от отца золотой перстень с рубином, носимый на среднем пальце левой руки, начинающий мелко вибрировать если его обладатель приближается на опасное расстояние к чему либо проклятому. Амулет из серебра, затейливый орнамент филигранью расположенный на фоне довольно точного отображения обратной стороны луны, тонкая работа всего чуть больше дюйма в диаметре, становится холодным когда его владельцу говорят не правду, достался от матери. Простенькое стальное кольцо, несколько тусклое, но не принимающее на свою поверхность ржи, носимое на среднем пальце правой руки, немного сужается напоминая о себе, когда владелец подносит руку к чему либо отравленному, к вредному действию алкоголя видимо привыкло за годы эксплуатации, и сжавшись при прикосновении к ёмкости с оным медленно возвращается в исходное состояние, если конечно в алкоголе нет какого то яда помимо алкоголя, тем самым просто мягко напоминая владельцу о том что пить вредно, было подарено Аластору в Японии, но в прочем это отдельная история.

Справедливость — она важнее этой самой доброты.

Отредактировано Alastor Moody (2018-09-04 01:50:46)