http://s8.uploads.ru/AJklL.gif
Tom Mison

Полное имя, возраст и дата рождения: Rodolphus Ranulph Lestrange | Рудольфус Рэйнальф Лестрейндж
23 года | 13.03.1951
Принадлежность героя: Хогвартс, Слизерин'69. Специалист по защите зданий/пространств, неофициально публикует статьи, а также оказывает услуги специалиста по чарам и ритуалам. Узкий круг лиц знает о должности аналитика в разведотделе Ставки Пожирателей Смерти.

Информация о герое:
«Родился, учился, не женился, ещё не умер, но с такой жизнью к этому всё идёт». – мемуары Рудольфуса Рейнальфа Лестрейнджа в пятнадцати словах.

Родился: Торнхолл, скрытый в лесах Дербшира, как нельзя лучше подходил для первых лет жизни наследника древнего рода, именно в этом доме Руди слушал рассказы об истории семьи. До прихода римлян его предки жили на территории Британских островов, но были вытеснены на северные берега нынешней Франции, где и основали род, отныне именуя эти земли своей первой родиной. Вторая была вновь приобретена, когда Вильгельм Завоеватель занял английский трон, а Лестрейнджи попали в хроники в числе тех, кто составил левый фланг нового короля в битве при Гастингсе. В их жилах осталось не так уж много французской крови, да и Рудольфус не терпит переиначивания фамилии на французский лад, но всё же помнит о своих истоках.
Его воспитанию уделяли много внимания, он учился всему, что должен знать человек его положения, но постепенно узнавал больше, чем было в веками отработанной программе: признаки слежки, методы физического и психологического давления на людей, подробный разбор происходящего вне стен дома и за ними. Лет в семь он уже знал, как следует вести себя при встрече с аврорами, в десять побывал зрителем в зале суда и нёс ответственность за брата, если они оставались дома одни. Хотя и ребёнком Лестрейндж оставался, устраивая шуточные войны, спасая принцесс, играя там, где родители запретили, и завтракая яблоками прямо с дерева.

Учился: прилежно... Первые пару недель. Хогвартс не просто школа - это связь с прошлым, в том числе со временем, когда здесь жил отец, а уж легенд о тех временах Руди слышал достаточно, как и о Тайной комнате, которую подбивал искать своих однокурсников и не только. Хотя потом приходилось прилагать усилия, чтобы добиться хороших оценок, но это была его обязанность и личное стремление. События же набирали обороты: стоит отдать отцу должное, являясь верным сторонником Лорда, он не навязывал свой выбор сыновьям, но дал им необходимые знания, чтобы любое их решение стало успешным. Возможно, всё это было лишь ловушкой, однако Лестрейндж выбрал войну: он предпочитал быть в курсе дел.
В четырнадцать Рудольфус уже говорил с отцом на относительно равных позициях, а вскоре получил должность старосты факультета и впоследствии школы: учителя полагались на его собранность, осторожность и авторитет. Не зная, впрочем, что часть авторитета принадлежит тому, что он в кругу своих говорил на темы, которые от многих скрывали. Его сверстники уже были готовы вдохнуть запах битв и не собирались мириться с отношением к себе как к неразумным детям. Он не говорил лишнего, но пищей для размышлений поделиться мог. Только одних разговоров оказалось мало, а до выпуска было далеко. Руди становился всё более вспыльчивым: мозг работал как часы, просчитывая сотни вариантов событий, происходящих за стенами замка, и паранойя выделяла самые ужасные из них. Если раньше он таскал у отца сигареты, чтобы почувствовать себя взрослым, то теперь они стали необходимостью. Оставлять его в состоянии подобного раздрая было опасно, Рэйнальф вовремя это понял. Выходом стали мелкие задания на пользу дела: в Хогвартсе понаблюдать за людьми, вычислить, кто и к какой стороне склонится, подтолкнуть сомневающихся в нужном направлении. На каникулах — принести кофе в кабинет, пока отец обсуждает что-либо с «друзьями», постоять рядом, послушать... Лестрейндж вбирал в себя информацию, не заметив, что увяз в этом намертво. Наконец, на пасхальные каникулы 1968-го он оказался в гостях у французской ветви рода в тот момент, когда разразились студенческие восстания Красного мая: Рудольфус никогда прежде не видел подобного, и забыл обо всём на свете, изучая это явление. Благо сойти за маггла он мог достаточно легко. Конечно, пришлось опоздать к возобновлению учёбы, объяснив это вирусом, которым он заразился, самому же Руди казалось, что он вернулся, пропахнув порохом и слезоточивым газом. Он горел желанием развернуть нечто подобное в Хогвартсе, однако в нём взыграло уважение к древней как и его род постройке, которая бы неминуемо пострадала, да и дел было очень много, в том числе «Дело Беллы».

Не женился: так или иначе, наступил его выпуск, склонность и опыт подсказали профессию - установка защиты. Кафе, лавки, даже крупные особняки в условиях разворачивающегося хаоса нуждались в обеспечении безопасности. Но была у него и неофициальная работа: Лестрейндж желал воевать, несмотря на самые неприглядные стороны этого явления, тем сильнее была злость, когда он оказался вынужден заниматься аналитической работой. В это время его характер проявился ярче всего: он преувеличил масштаб, считая, что за всем кроется второе, обязательно отрицательное дно — и тут же послал всех к Мордреду, уйдя с головой в выполнение выданных поручений. Поначалу Рудольфус работал на износ, заодно улучшая способности к дуэлям, чтобы никто не мог обвинить его в их недостаточности. Не сразу получилось признаться даже самому себе, что работать с информацией на таком уровне более чем понравилось. В таких условиях времени едва хватало на то, чтобы изредка проведать Рабастана, встретившись с ним в Хогсмиде. О женитьбе речи не шло.

Ещё не умер: постепенно жизнь вошла в колею, и разведотдел занял в ней весомую нишу. Существование обрело свои опорные точки, наполнилось и наслаждением (он даже развлекался, подрабатывая журналистом и порой вступая с отцом в жёсткие дебаты на страницах газет), и разочарованием.  Маятник войны раскачивается всё быстрее. Перед Рудольфусом дорога из разложенных на причины и следствия событий, над ним рука Лорда, на его плечах работа в разведотделе, а за спиной семья и друзья. Его предки сделали всё, чтобы он был достоин их, он мог ручаться, что всегда стремился к этому.

Характер: первое и основное: Рудольфус — потомственный маг, умеющий с величием короля нести груз тысячелетней истории своего рода. Он горд и на каплю французской крови самовлюблён. С лёгкостью меняет маски, может казаться то одним из самых открытых и дружелюбных людей, то проявлять пугающую жестокость. А если пытаться понять, кто он на самом деле… В нём смешался стальной холод английских дождей и мягкое солнце Франции. Сильнейшее, до урагана мощное сочетание, в котором выделяются то одни, то другие черты.
Дома и с близкими Рудольфус внимателен, во многом заботлив. Верный друг, достойный сын, надёжный брат. Впрочем, зачастую излишне раздражителен, даже обидчив. Работе на благо Организации отдаёт всего себя, может ночевать в Ставке, жить на одном кофе, тянуть из себя жилы, но делать то, что требуется. Однако не теряет рассудка, осмысливает и оценивает приказы. Полагается на свой разум, рассматривает ситуации со всех сторон, планирует, но имеет склонность преувеличивать проблемы, рассчитывать на наихудшие варианты, не замечая своей периодической паранойи. В остальном, если не выводить из себя, спокоен, собран, твёрд в решениях. Не терпит пренебрежения, ещё меньше терпит недоверие, так как клятвы не нарушит. Ненавидит, когда от него скрывают важную информацию или что-то идёт не по его плану. При этом абсолютно неприхотлив в быту и может сбросить с себя всю аристократичность, если это необходимо. По его мнению, его происхождение не изменится, даже если он до утра будет пить в маггловском баре. Даже если на соседнем месте у барной стойки оказался магглолюбец до мозга костей, и у них состоялся задушевный разговор. Выйдя из бара и проспавшись, Рудольфус сможет беспристрастно спланировать его ликвидацию, будь она нужна Лорду. Не любит быть понятным для посторонних, зачастую кажется таинственным и очень двойственным. Однако в нём нет беспричинной жестокости: общаться может с людьми любого происхождения, даже уважать, если есть повод. Но и ненавидеть он умеет как никто крепко.

Привычки: Встаёт в пять утра, выпивает в сутки не меньше двух пинт кофе, курит сигареты с ароматом вишни так часто, будто бы это никак на нём не отразится. На рабочем столе всегда есть плитка шоколада, а радио настроено на маггловскую рок-волну. Держит себя в форме, устраивает марш-броски и тренирует заклинания несколько раз в неделю.
Дополнительные детали:
Чистокровный в драккловом поколении, увлечение маггловским роком, оружием и войной этому не мешает.
Палочка: боярышник, сердечная жила дракона, 13 дюймов, умеренно гибкая.
Животные: гончая Белтар и щенок английского спаниеля Спайк. Попугай, подаренный  ему в детстве Лордом, умер совсем недавно и немногим Рудольфус признается, что это стало болезненным событием.
Артефакты: кинжал, необходимый для ритуалов, серьга в левом ухе – переговорный артефакт. Родовой перстень - портал. Серебряный браслет передаёт мысленные образы человеку, связанному с парным. Два тонких обережных кольца, доставшиеся от предков – защищают от мелких заклятий. Сушёная голова из «Ноггин и Боунс» - порой самый желанный собеседник. И запасная палочка, надёжно спрятанная в самом дальнем тайнике.
Навыки: разбирается в чарах, способен создавать их и изменять. При защите строений использует ритуалы, в которых является специалистом. В числе Пожирателей Смерти найдётся достаточно более умелых дуэлянтов, но его можно выпустить на задание, не опасаясь, что его мозги в простейшей стычке окажутся на мостовой. Однако разведчик и аналитик из него гораздо лучше. Владеет непростительными, уважает за функциональность, но не фанатичен. Аппарировать сумеет практически в любом состоянии. Посредственный легиллимент, а вот окклюмент в будущем прекрасный, пока подводит недостаток опыта. Хорошо колдографирует, есть способности к рисованию. Профессионально варит кофе, но без изысков, пару блюд сможет приготовить без магии, кроме того вдобавок к аристократическому воспитанию выучил несколько маггловских танцев. Учился работе с собаками, натаскивая на охрану хозяина и нападение на чужих. Знает свободно помимо английского латынь, французский и с натяжкой ещё пару языков. Некоторые в курсе, что он умеет обращаться со штурмовой винтовкой – сказался отпуск в неспокойной Ирландии.
Прочее:

Суть в двух фразах:

Hey Momma, look at me... I'm on the highway to hell. © AC/DC
«Пожиратель смерти» не значит «идиот». © Rakugan