MRDRS: magic hat

Объявление

Поттериана, I поколение, 1974 год.

ПЕРСОНАЖИВНЕШНОСТИСЮЖЕТПРАВИЛАИНФОРМАЦИЯ О МИРЕГОСТЕВАЯНУЖНЫЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MRDRS: magic hat » Back to The Burrow » 12.05.1967 - Нормально же общались, вот что ты начинаешь?


12.05.1967 - Нормально же общались, вот что ты начинаешь?

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sd.uploads.ru/t/NKI8S.jpg
- Нормально же общались, вот что ты начинаешь?

Дата и время: 12.05.1967

Место: Окрестности Хогвартса

Участники: Rodolphus Lestrange, Rita Skeeter

Краткое описание: У друзей не может быть секретов друг от друга, но каждый имеет право на личное пространство. Но где находится эта тонкая грань? Где граница, которая разделяет эти вещи и уберегает от испорченных отношений и обид?

Отредактировано Rita Skeeter (2018-10-20 20:18:18)

+2

2

Письма, что совы приносили из-за стен школы, становились всё длиннее: мать по-прежнему надеялась видеть в Рудольфусе лишь своего старшего сына, потомственного мага, старосту и того, кто был обязан получить самые высшие оценки по всем дисциплинам, сдаваемым на СОВ. Сам же Рудольфус почти с нетерпением считал дни до своего совершеннолетия. Уже меньше года… Казалось, с наступлением ожидаемой даты что-то обязательно должно измениться. Стать лучше, свободнее, честнее и справедливее. Счастливее. Хотя Лестрейндж уже воспринимал мир критически в меру того, насколько мог это сделать. Надзор с палочки, конечно, снимут, но это не придаст полномочий мгновенно перестроить ситуацию по своему желанию. Это он понимал, но всё равно где-то в глубине души верил, что всё, чего ему не хватает - это широты действий. А дальше жизнь наберёт скорость, увеличит обороты. И, может быть, оторвётся от земли, сопровождаемая рёвом оставшейся где-то внизу серой толпы.

Что я могу сказать вам, матушка? Что при мыслях о будущей жизни, о которой так и не написал вам в прошлом письме, вспоминаю в качестве ассоциации не нечто сугубо магическое, а то, что видел однажды с отцом: как магловский самолёт взмывал в небо, несмотря на всю свою массу? Что знаю, с какой целью обладаю этим знанием, и это отнюдь не для того, чтобы сдать магловедение? Рассказать о том, что мне нравится говорить на темы, на которые вы говорить не желаете? Пускай ещё полушёпотом, под тихий перебор гитары вместо заглушающего заклинания. Пускай ещё не совсем о политике, но о мире и о том, что дальше.
Однако этого я никогда вам не напишу.
С почтением, ваш сын.

Ответные письма сначала старательно жглись в камине, а потом писались заново и уже правильно. О подготовке к экзаменам, о том, что прогнозирует с почти полной достоверностью получение значка старосты школы и на следующем курсе. Об успехах Рабастана и о том, что скучает по дому.
Нечто не должно быть сказано даже матери, это Рудольфус тоже усвоил. Порой таких уроков жизни становилось слишком много для шестнадцати лет, тогда он доставал сигареты из запасов, держащихся в строжайшем секрете, и уходил бродить по коридорам и переходам замка, пока не находил достаточно укромное место. Когда-то на младших курсах очень схоже Лестрейндж случайно столкнулся со Скитер, и общение перешло грань простых кивков. Правда, тогда не было ни сигарет, ни тяжёлых мыслей. Лишь желание не потеряться, но достигнуть своего, разгадав тайны школы.
Кстати о Скитер… Подозрительно, а для паранойи непростительно подозрительно она отсутствовала в гостиной в свободные часы. Это могли быть извечные девичьи проблемы, к тому же той было чем заняться вне слизеринского общества, но обычно Лестрейндж знал обо всех масштабных хогвартских событиях,  а о более мелких узнавал как раз от Риты. Методом исключения, она могла просто-напросто вляпаться во что-то крайне неприятное. Рудольфус не то что бы считал это своими проблемами, но уже тушил сигарету, возвращаясь обратно. Пора присмотреться к происходящему. А там придёт черёд разбираться в том кто виноват, кого хоронить, а кто отделается испугом. Благо как староста он обладал широкими полномочиями.
Несколько дней на слежку, проявитель, фиксаж, вода – и к озеру Лестрейндж шёл заметно раздражённым, что случалось не так уж и часто. Имел полное право: анимагия. У Скитер. Кто бы подумал, что дело в этом? Умно придумано, нельзя не признать. Но Рита, пользуясь его откровенностью, которую он взвешивал и отмерял не хуже чем гоблины своё золото, слишком заигралась, приняв это как данность. И можно было даже не убеждать его в том, что всё это только праздный интерес в постижении тонкой магическо науки. Для этого у превращения в малозаметное, быстро передвигающееся насекомое существовало крайне много незаконных применений. Сможет ли он так же? Нет. Очень далёк от трансфигурации и откровенно не готов тратить месяцы на то, что не даст результата. Не в этом.
Остановившись, Рудольфус резко выдохнул, сбрасывая лишнюю злость, несколько раз с силой сжав пальцы. Из этого можно было извлечь выгоду, а план уже был. Встряхнув головой, откинув волосы назад, он дошёл до вершины и спустился прямо по крутому холму. Скитер, как и ожидалось, была на своём излюбленном месте.
- Привет Рита. Отдыхаешь после тяжёлой недели? – расстегнув и расстелив мантию, Лестрейндж с наслаждением непринуждённо устроился на траве рядом. – Раз в Хогсмиде сегодня скучные младшекурсники и нет смысла туда летать за новостями. Узнал тут, у тебя есть занятия получше… - быстрый взгляд и ухмылка. Я знаю. Знаешь ли ты? – Каковы впечатления от мира, увеличившегося раз так в сто? Невежливо как-то было утаивать такие способности. Очень. – и это ещё слабо сказано. Рудольфус вытащил из нагрудного кармана рубашки несколько карточек, зажав их между пальцами и коротко помахав в воздухе. – Вот, здесь получилась лучше всего.

Отредактировано Rodolphus Lestrange (2018-09-23 16:40:31)

+2

3

Рита, была очень общительной девушкой и не могла обходиться долгое время без общения. Она постоянно была чем-то занята: писала для школьной газеты, участвовала в клубе игроков в плюй-камни, собирала сплетни, ну или разносила их, строила какие-то планы, всегда была занята и вечно торопилась. Смешная девчонка с двумя хвостиками и сбитыми коленками - именно такую Риту знали все  вшколе. Но при этом, она так же любила и уважала тишину и одиночество, когда можно по быть на едине с собой, привести мысли в порядок, решить, что делать дальше с тем, что она узнала. Отдохнуть и набраться сил для дальнейшего забега. Эту Риту, спокойную и никуда не торопящуюся - знали лишь единицы. Близкие друзья. И где ее найти, знали тоже единицы. Лестрейнджа она сама привела в свое излюбленное место, давно-давно, несколько курсов назад. Они каким-то чудным образом нашли общий язык и довольно близко сдружились. Школьники часто сидели здесь вдвоем, обсуждая тот, или иной план. Здесь им никто не мог помешать, редко ученики сюда заходили.

Этот выходнй, Рита решила посвятить себе. Придя под холм после обеда, она расстелила мантию, и устроившись на ней грелась в лучах весеннего солнышка. На коленях у нее лежала записная книжка - для рисунков, а вокруг мантии расспаны цветные карандаши. Рисование помогало Рите отвлечься от мыслей и уйти в мир фантазий. В этом блокноте, у нее была своя вселенная. Все сюжеты были очень красочные, яркие и необычные, а персонажи, коренные жители блокнота - не были похожи ни на один вид существующей живности. И в этот солнечный день, Рита переносила на бумагу свое состояние - эйфория, воздушные потоки были нежно-зеленого цвета, а в них, вплеталась увереннсть, в виде сиреневых не то звездочек, не то ленточек. А вихрь силы, ярко красного цвета, на соседнем листе, смел всю голубую нерешительность и завязал ее в тугую оранжевую спираль... которая осталась недокрашенной, так как ее уединение было нарушено.
- Привет, Руди. - девушка открыто улыбнулась другу. "Недели... Если бы! Почти два года были тяжелыми, один этот листик чего ей стоил!" - мысленно поправила она его, но вслух ничего не сказала, а его поведение, насторожило девушку.
- Да какие способн... - девушка не успела договорить, как увидела у него в руках колдографии. Понять о чем он говорит, труда не составило. "Знает. И дуется." Рита прищурилась, а потом звонко рассмеялась, спрятав лицо в ладошках и утнулась в блокнот. "Ничего от тебя не скрыть!" - успокоившись, она откинула с лица прядь волос и чуть склонив голову к плечу, внимательно посмотрела на него, пытаясь изобразить сеьезность. Лишь блеск в глазах выдавал то, что девушка переполнена эмоциями, которые вот никак не хотели успокаиваться. Именно по этому, Слизеринка в этот выходной не пошла в Хогсмид, она вообще сейчас старалась как можно больше времени проводить в дали от магов. Чтобы не спалиться, перед окружающими. Очень уж ей хотелось поделиться с миром этой радостной новостью!  Но нельзя. Не для этого она столько мучилась. Нет, можно конечно все списать на то, что она добыла очередной очень секретный секрет и ее так распирает от собственной важности...  Собственно, секрет у нее есть. И от важности ее распирает, да. Она смогла! Она впервые, после инициации, которая случилась чуть больше месяца назад, смогла снова превратиться. И это было гораздо круче, чем в первый раз!
А еще можно было все списать на влюбленность, отсюда и окрыленность, и таинственная улыбка, и то, что она искала уединение по утрам и на заходе солнца, только тут проблема - она ни с кем не встречалась, подтвердить эту историю ей не кем. Раскусят, очень быстро раскусят. Решение было простое, уйти в себя. В учебу. Находиться как можно меньше в обществе друзей...
Только вот ее изменения в поведении не осталось не замечеными. Она и не предполагала, что Руди настолько все серьезно воспримет... Сейчас же девушка пыталась решить как вести себя дальше: врать смысла небыло, он все видел, и даже колдографии сделал. Припер к стенке. А признаваться боязно, она знает на сколько это важно, и что утаивание грозит Азкобаном, и много-много-много чего еще, но зная все это, она все-равно не смогла решить, стоит ли регистрироваться в Министерстве как анимаг. И вообще, точно ли она стала анимагом? Может она это очень хотела, и ей почудилось, приснилось? 
Вот только угрюмый Лестрейндж, сидящий рядом, ей совсем не чудится. Колдографии она не успела рассмотреть, но предполагала, что там не только конечный результат, но и весь процесс отснят. Вот это попадалово!
- Да какие способности то? - фыркнула Рита. - Не чем пока хвастаться, не слушаются они меня. А о мечтах, как то глупо трепаться... - девушка недовольно дернула плечиком и вновь покосилась на фотографи. Очень было интересно посмотреть на себя со стороны. Нет, самое сложное она уже сделала, теперь этот жук от нее никуда не денется, но и приручаться он тоже не желал. А времени на тренировку не так уж у нее и много. Все-таки конец учебного года. Она прикусила губу, сдерживая улыбку и желание поделиться всем-всем с Руди, но его настрой, сдерживал блондинку,не привыкла она его видеть таким.
Пока еще сдерживал...

+3

4

Рита всегда ассоциировалось с жизненностью, энергией, непрерывным течением ускользающего как солнечный луч времени, тем чётче был контраст с моментами её внешнего «затишья» и спокойствием излюбленного места. Достаточно оказывалось чуть спуститься по холму – и вот уже ни один посторонний взгляд не потревожит, даже от башен Хогвартса людей могли укрыть несколько старых деревьев, то ли вцепившихся в крутой отвес своими корнями, то ли наоборот держащие землю уже целое столетие. Сейчас, лёжа на траве, запрокинув голову к чистому, что было отдельным чудом, небу, Рудольфус мог поверить, что ему действительно его настоящие шестнадцать лет, а не намного больше, как он ощущал почти всегда. Казалось, что всё происходящее в его голове – туман едва закончившегося сна и нет других увлечений и забот кроме как гонки за кубком школы, вниманием вон той симпатичной хаффлпаффки, стенаний по поводу домашней работы, количества которой уже хватило бы, чтобы спрятать за ней великана… Или что там ещё должно волновать в таком возрасте? Однако вдох – и это ощущение рассеялось, Лестрейндж вернулся в реальность. А в реальности были шутки по поводу закончившегося романа, печатавшегося в Ежедневном пророке, дескать теперь можно не волноваться, что внезапная смерть по естественным во время войны причинам не позволит узнать, что будет с героями дальше. В реальности был Эйвери, с каждым днём всё презрительнее смотрящий на школьное пособие для дуэлянтов. В реальности была Скиттер, которая порой делала вид легкомысленной дурочки, но менее опасной от этого не становилась. Или менее ценной – смотря с какой точки зрения анализировать. Рудольфус не сомневался, что так или иначе они пойдут пусть по разным, но близким и петляющим, не раз пересекая друг друга, дорогам. Возможно лишь, что его дорога ведёт на гораздо более глубокие круги ада. Хотя и это – как посмотреть. Странно только одно: реальность, определённо, нравилась ему сильнее, чем навеянное тёплым солнцем и спокойствием видение.
- Те самые способности, о которых Министерство Магии предпочитает знать вплоть до отличительных деталей анимагической формы. А наказание за игнорирование регистрации сопоставимо с многими уголовными преступлениями. Не просто так же они переводят бумагу и чернила. В этом случае в отличие от многих других. – с карьерой адвоката у Лестрейнджа не сложилось ещё в детстве, когда он изрисовал подшивку очередного многотомного дела, даром что был сыном своего отца. Однако законы он помнил твёрдо, многие даже наизусть. Всегда лучше знать, в чём тебя могут обвинить и как вести себя в таком случае. Хотя анимагию в этом ключе Рудольфус никогда не рассматривал: трансфигурация давалась ему тяжелее многого прочего, да и, ознакомившись с тем, какой процесс предшествует превращению, он потерял весь интерес, найдя себе более интересные занятия. Плохо, что не сложил все факты воедино гораздо раньше: замечал же что-то не то. Может, потому, что в последнее время общался с Ритой не так часто, как бывало: дорога уже сейчас была у каждого своя. Тогда это повод вспомнить склонность находить общие приключения, даже не желая того. В любом случае, с нынешнего момента стоит быть внимательным ко всему, и совсем не станет паранойей не доверять даже насекомым.
- Любопытно, как они выявляют нелегального анимага, если по собственной воле человек сам себя не выдаст на допросе. Не слышал про специальные заклинания, видимо, опять «доброжелатели» и всё строится на «не доказано обратное». – не то чтобы это был намёк, в целом Лестрейндж просто размышлял вслух, как порой делал в присутствии Скиттер, но и доля предостережения в этом была. Не он, так найдётся кто-нибудь другой. Придя сюда до крайности раздражённым, он под влиянием атмосферы, далёких, неразличимых сейчас голосов и внезапного смеха девушки почти расслабился, вновь рассматривая фотографии, заложив одну руку за голову. Полезнее злости было подумать, как распорядиться ситуацией.
Жук. Насколько он мог судить, не та форма, о которой мечтают, совершая подвиг терпеливости на пути к анимагии, если учитывать, что это говорило о сути человека. Но лучше уж быть неприметным жуком, чем кем-то гораздо более крупным: превратиться можно где угодно, не будучи таким мелким, чтобы с пути сбило малейшее дуновение ветра.
- Думаю, у тебя не хватает контроля, потому что нет цели, не включена в работу твоя поразительная целеустремлённость. – Рудольфус резко сел, вдохновлённый идеей, передавая фотографии Рите. Всё равно негативы остались лежать в надёжном месте. – Мне тут хотелось бы узнать кое-что из того, что мне не расскажут… Как насчёт попрактиковаться, может быть, даже раздуть скандал минимум школьного масштаба? – «Ты - мне, я - тебе». Одна из лучших моделей отношений, что придумало человечество, особенно когда порой можно обменяться неравноценно, где-то почти довериться, потому что есть уверенность: это зачтётся позже. – И можно никому не трепаться, вряд ли ведь ты этого действительно хотела? – так уж оказалось заведено: никто из них не горел желанием слишком сильно раскрывать свои способности, но между собой то, что каждый из них не так прост, как кажется, они принимали само собой разумеющимся.

+1


Вы здесь » MRDRS: magic hat » Back to The Burrow » 12.05.1967 - Нормально же общались, вот что ты начинаешь?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC